В гостевом доме Petrov Avenue в твоем родном Переславле-Залесском все номера стилизованы под разные фильмы: «Таксист», «Крестный отец», «Завтрак у Тиффани», «Гарри Поттер», «Бриллиантовая рука»… Есть у тебя список фильмов, которые ты не устаешь пересматривать?

Для оформления Petrov Avenue мы отбирали как раз такие фильмы, которые с удовольствием пересматриваем всей семьей. А в моем топе есть «Аватар» Джеймса Кэмерона, который перевернул мир кино. Великие фильмы: «Брат», «Брат-2». Их я пересматривал сотни раз. Сериал «Бригада», который многие пытались переплюнуть, но так и не смогли. Фильм «Кавказский пленник» разобран на цитаты. Мы часто с товарищами общаемся фразами из этого фильма. Весь Квентин Тарантино велик, но понятно, что «Бешеные псы» и «Криминальное чтиво» у него стоят особняком. Когда я посмотрел «Выжившего», то понял, что я на правильном актерском пути. Меня поразил способ актерского существования Леонардо ди Каприо, а точнее его артистическое нутро, и то, как он умеет им пользоваться.

Кто-то из Гамлетов, отечественных или иностранных, послужил тебе ориентиром для воспроизведения собственной версии шекспировского героя?

Когда в 2013 году Олег Меньшиков (художественный руководитель театра им. Ермоловой) утвердил меня на роль Гамлета, я специально сделал так, чтобы ни один Гамлет не мог на меня повлиять. Я не смотрел никаких экранизаций и спектаклей, не читал про пьесу, чтобы не сравнивать себя с другими Гамлетами, а наш спектакль — с чужими постановками. Я хотел, чтобы наш герой был другим. Меня скорее интересовал вопрос: «А кто такой Гамлет сегодня?»

Уже совсем скоро ждем тебя у нас на острове с поэтическим вечером «Верь в стихи». А как ты вообще начал их писать?

К стихам я всегда относился как к хобби. Все началось спонтанно — просто накидывал строчки в заметках: одно, второе, третье… Кажется, что в XXI веке мы уже забыли, что это такое — сочинять стихи. Но они нужны людям, это я знаю точно. Однажды, по просьбе одного телеканала, я прочитал стихотворение Маяковского на видео, и его выложили в Интернет — с этого все и началось. Ко мне подходили люди и благодарили. Стало понятно, что поэзия многим нравится и привлекает молодежь. Эта мысль стала отправной точкой как для #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ, так и для «Верь в стихи». Мне всегда казалось, что стихи должны иметь выплеск и нельзя просто писать в стол.

Как родился такой формат выступления? Сначала задумалась твоя книга стихов или просто поэтические чтения?

Книга «#ЗАНОВОРОДИТЬСЯ. Невероятная история любви» вышла первой, и она не имеет отношения к «Верь в стихи», это — дополнение к спектаклю #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ, который мы уже не играем. А «Верь в стихи» — это поэтический эксперимент, который я придумал, когда осознал, что вокруг существует огромное количество талантливых молодых поэтов, только многие из них очень боятся выходить на сцену и читать свои собственные произведения. Я хотел показать им самим, насколько они талантливы и заслуживают того, чтобы быть услышанными. «Верь в стихи» зародился в Санкт-Петербурге: мы просили пользователей «ВКонтакте» присылать свои стихотворения и отобрали лучшие. Я провел мастер-класс с авторами в Доме Зингера. Дальше была Казань: я никогда не забуду, как на сцену вышла маленькая девочка и читала Есенина. Я тогда понял, что поэзия — это не пылью покрытое, а современно, искренне и круто, это живое и настоящее. После мы вновь отбирали лучших поэтов, которых я пригласил на сцену питерского клуба А2. Там с ними происходили, на первый взгляд, странные вещи: я их поливал водой, заставлял отжиматься, а после — читать стихи. Но это не наглость или грубость, это — попытка растормошить авторов, вывести из зоны комфорта, чтобы они лучше прочувствовали свое стихотворение.

О том, что мечтаешь в один прекрасный день получить премию «Оскар», ты говорил не только Дудю, но после вашего интервью эта фраза особенно к тебе привязалась. Складывается ощущение, что «Оскары» раздают последнее время только за автобиографические роли. Кого-то из таких легендарных личностей, как Фредди Меркьюри, хотелось бы сыграть? За экранизацию чьей истории с удовольствием бы взялся?

В 2020 году выходит автобиографический фильм режиссера Ильи Учителя «Стрельцов» о жизни и перипетиях судьбы нападающего сборной СССР Эдуарда Анатольевича Стрельцова, где я играю этого великого футболиста. Я еще в детстве слышал про Стрельцова, но никогда до конца не понимал, за что его посадили — мутная история. Я уверен, что он был честным человеком, просто энергии и дурости у него было слишком много. А он ее выплескивал не только на поле, но и в жизни, поэтому прослыл неоднозначным персонажем. Но сейчас молодежь про Стрельцова почти ничего не знает. Меня восхищает, что ему было неважно: хоть за завод «Фрезер», хоть за «Торпедо», хоть за сборную СССР он играл с огромным удовольствием.

Сложно ли было футболисту со стажем вставать на коньки в фильме «Лед»? На съемках второй части, выход которой ожидается в следующем году, должно быть, чувствовал себя уже опытным фигуристом?

Когда я только приступил к съемкам в фильме «Лед», я разве что мог стоять на коньках нормально. Но с нами работали фигурные и хоккейные тренеры — суровые ребята с железной выдержкой и дисциплиной. И с нас они того же требовали: мы тренировались по максимуму, поэтому все трюки были детально проработаны. Конечно, без дублеров не обошлось. А еще мы снимали некоторые сцены на Байкале, и там лед с нами «разговаривал», трещал. Днем громко, вечером — шептал. Для меня в этом всегда много энергетики. На съемках второй части без тренеров, конечно, тоже не обошлось. Хотя кое-что с того раза я запомнил!

Картины «Притяжение» Федора Бондарчука, «Т-34» Алексея Сидорова, «Гоголь» Егора Баранова с твоим участием — качественно новый скачок отечественного кино. Думаешь, скоро можем догнать Голливуд?

Как раз к этому идет. «Герой» — новый фильм с моим участием, который многие уже называют русским «Джеймсом Бондом». Это шпионский боевик Карена Оганесяна, он выходит в прокат 26 сентября. В нем замешаны и агенты Службы внешней разведки, и сложные взаимоотношения отца и сына, и любовь, а еще полно весьма опасных трюков, которые мы выполняли самостоятельно. Нами была проделана огромная работа и в фильме «Текст» Клима Шипенко, который был снят по роману Дмитрия Глуховского и увидит свет в октябре. Я очень надеюсь, что «Текст» будет номинирован на «Оскар».

Расскажи немного, каково это было — работать с Люком Бессоном над боевиком «Анна»? Иностранные съемки очень отличаются от местного кинопроизводства? Помогло ли на съемках то, что главная героиня «своя» — российская модель и актриса Саша Лусс?

С Люком мы часто спорили, ведь я играю русского персонажа: я пытался объяснить ему, что некоторые сцены будут выглядеть неправдоподобно и с меня потом в России спросят, мол, ну что ж ты ему не сказал? Он с чем-то соглашался, а иногда говорил: «Саша, я снимаю кино для международного рынка, я знаю, как сделать правильнее». Саша Лусс спорила с ним тоже — он ее гонял (смеется). Когда я приехал на съемочную площадку, то был слегка в шоке — процесс съемок там совершенно другой. Все выстроено очень четко, на площадке — только нужные для сцены люди, нет никакой суматохи, у актеров в ушах — специальные рации, чтобы не слышать лишнюю информацию, а качественно отработать в кадре. Нам также раздали специальные книжечки, где были контакты всей съемочной группы — телефоны, имейлы, адреса. Это мне сильно помогло, так как команда огромная, а я не знаю Парижа, где проходили съемки, и не очень хорошо говорю по-английски. А нам с Сашей Лусс Люк Бессон посоветовал верить в себя — мы с ней, честно говоря, не питали надежд, что эти роли у него получим.

Проект #ЗАНОВОРОДИТЬСЯ, собиравший аншлаги три года подряд, закрылся в этом июле. Не грустно ли было прощаться? Так все-таки после спектакля заново рождался ты или зрители?

Для того, чтобы новая дверь открылась, нужно выйти из старой — это мой принцип. И сейчас мы готовим новый проект с той же командой. А еще я всегда знал, что этот спектакль не будет идти десятилетиями, как это часто бывает в театрах, и уходить нужно на пике. После каждого спектакля я, определенно, заново рождался, очищался: для меня эффект был сродни хорошей бане. Зрители, как мне кажется, тоже: я читал много отзывов, где люди ни разу не упомянули сюжет, но много говорили о своих эмоциях, о том, что они поняли или вспомнили своего, сокровенного, после просмотра.