«Мы пробуем все: остается то, что выходит хорошо»

Мало кто из российских групп может похвастаться такой популярностью, празднуя 30-летний юбилей. Ведь каждая песня A’Studio отражает современные тенденции. Как вам удается быть в музыкальном тренде? Слушаете новых исполнителей, смотрите шоу на YouTube?

Багали Серкебаев: Моя младшая дочь, которая учится в Лондоне, часто присылает мне песни западных звезд на несколько месяцев или даже лет раньше, чем мы узнаём о них в России. Я прислушиваюсь к ее советам. Плюс каждый год я летаю в Монтрё на самый большой музыкальный фестиваль, где выступают мировые звезды, и хожу на все мастер-классы, не только поп-, но и рок-, и джазовых музыкантов.

Кети Топурия: Я горжусь тем, что ребята из группы, хоть им уже не по 20 лет, в тренде и слушают практически ту же музыку, что и я. У них нет такого: «У нас свой стиль, мы играем только такую музыку». Мы пытаемся пробовать себя во всем, и остается то, что получается хорошо (смеется).

Владимир Миклошич: Если ты занимаешься модой, ты будешь обращать внимание на новинки. То же и у нас: отслеживать тренды — это просто вариться в каше, которая называется «музыка».

В одном из интервью вы говорили, что Кети следит за тем, чтобы песня не пахла нафталином. Каким образом она это делает?

Б. С.: Чтобы наши новые треки не пахли нафталином, слежу в первую очередь я. Я делюсь своими соображениями с Володей и Кети, и мы уже вместе отсматриваем. Слава богу, наши вкусы совпадают.

К. Т.: Надо следить за тенденциями и не зацикливаться на чем-то одном.

В. М.: Наверное, если бы вы не бывали в модных мебельных магазинах, не смотрели бы журналы, Интернет, вы купили бы хрустальный набор рюмочек-вазочек и поставили его в сервант, как это делали родители в 60-е годы. В музыке то же самое: если вы следите за ней, будете отметать то, что звучит как в 60-е.

Как вы относитесь к новым звездам из YouTube, у которых, как у Монеточки, проходит всего два месяца от полной неизвестности до масштабных концертов?

Б. С.: Зачастую современные так называемые интернет-звезды являются ширпотребом — продуктом широкого потребления. Они направлены на вкусы толпы, порой не самой образованной, не обладающей особым вкусом и тем более музыкальным образованием. Людям часто нравится вызывающая эпатажность, примитивный текст. Народ, грубо говоря, это хавает, значит, это будет процветать. Сейчас это болото, но рано или поздно на нем взойдут цветы.

К. Т.: Когда я переезжала в Москву 13 лет назад, для меня было шоком, как мало было поющих артистов — раз-два, и все. Сейчас их много. Круто, что без телика и особой траты денег можно о себе заявить.

В. М.: Всегда интересно, что происходит на дворе: кто появляется, о чем поют, о чем думают. Но насколько долго они продержатся, время покажет. Как правило, то, что быстро приходит, так же быстро и уходит.

Кого из молодых исполнителей могли бы отметить?

Б. С.: Мне нравится Jah Khalib, Мот, Монатик, Алексеев, Антон Беляев, хотя его уже и нельзя, наверное, назвать молодым исполнителем.

К. Т.: Если честно, из новых я слышала только имена, которые раскручиваются в YouTube, и то мимолетно, меня они не заинтересовали. После появления Дорна и Монатика я особо талантливых не видела.

В. М.: Мне, например, нравится Алексеев, Iowa. В Казахстане появился молодой талантливый парень Димаш Кудайбергенов, который, видимо, будущая звезда.

Вы бы могли сказать, что ваши песни воспитывают зрителя?

Б. С.: Я думаю, что на песнях A’Studio выросло много молодых музыкантов, которые продолжают наше дело. Я знаю, что много исполнителей в Казахстане подражали Батыру и нашим аранжировкам и идеям. Учат, наверное, вкусу, культуре и какому-то чувству стиля.

К. Т.: Кого-то, может, воспитывают, а кого-то портят — это слишком индивидуально.

В. М.: Если у вас хороший вкус и неважно, что вы делаете, например строите дома, делаете дизайн, пишете картины, и все это становится доступно большому количеству людей, — они видят образец хорошего подхода и чему-то сами учатся.

На какие эксперименты в музыке, выступлениях вы готовы?

Б. С.: Я уже давно созрел на то, чтобы выпустить какой-то альтернативный музыкальный материал, не думать, возьмет ли его радио, телевидение, будут ли его петь в караоке, сделать что-то абсолютно новое, не похожее ни на что, может, джазовую, фанковую, электронную музыку. Есть боязнь потерять популярность, но я думаю, что мы можем позволить себе такие эксперименты, чтобы оставить после себя след такой элитной музыки.

К. Т.: Мы вообще всегда экспериментируем, и на сцене, и вне ее. А что касается моего образа, кажется, все уже убедились, что я не боюсь экспериментировать.

В. М.: Мы на многие эксперименты готовы, и я думаю, это заметно по тому, как мы работаем с другими исполнителями, пишем дуэты, каверы и прочее. Но, конечно, хотелось бы побольше смелости. Чтобы в музыке мы были такими же смелыми, как Кети при выборе своих костюмов.